Кайт Ши 2

Правые радикалы с левым уклоном

Оригинал взят у rightview в Правые радикалы с левым уклоном
Националисты, которые придерживаются радикально оппозиционных взглядов, противоречат себе в одном, достаточно заметном пункте. Сладострастно ведя каталог унижений, оскорблений, поношений, страданий и мучений, которым подвергаются русские в России, они делают вид, что никаких других «кейсов» кроме как «русским снова набили морду» в природе не существует.

В то же время, как, вроде бы известно: в составе правящего режима, которому они так гневно швыряют вызов, есть кое-какие этнические русские, пользующиеся определенным влиянием. Некто Путин, например. Сергей Иванов, шеф администрации президента. Сечин, вице-премьер. Рогозин, вице-премьер. И так далее, список ими, разумеется, не исчерпывается. Гораздо больше, чем почему-то принято считать, русских в бизнесе. Мордашов, Потанин, Рашников, Прохоров, Лисин, Дерипаска, Попов, Мельниченко и т. д. В первой пятерке российского Forbes 2011 г. четверо – русские.

«Идеология моя проста: вся власть и все деньги в России должны принадлежать русским и работать на благо русских», заявляет nomina_obscura, известный тем, что он очень недоволен существующим порядком во главе с Путиным, его вице-премьерами и процветающими при них миллиардерами, и постоянно грозит им местью, расправой и революцией.

Вопрос: если борьба за то, чтобы власть и деньги стали русскими, идёт в форме борьбы с русскими, у которых уже есть власть и деньги, за что на самом деле идёт эта борьба? Ответ: явно за что-то другое, чем провозглашается.

К примеру, Рогозина наш горячий борецЪ за русское национальное счастье величает не иначе, как «одного из величайших предателей национального движения, архи-Иуду, самолично задушившего своими руками русскую национальную партию и вообще легальную русскую политику, а сейчас поставленного Кремлем душить русскую армию и русскую оборонку».

Возможно, считается, что преуспевшие русские должны щажже облагодетельствовать всех непреуспевших? Прекрасная идея, хотя и отдающая социализмом.

Но, во-первых, менее преуспевшие, вероятно, должны относиться к преуспевшим с бОльшим уважением, чем то демонстрируется в постах оппозиционно настроенных националистов, если они претендуют на поддержку сверху.

Во-вторых, как пишет тот же nomina_obscura, «русские - самый лучший, самый красивый, самый умный и самый великий народ на Земле». А экономика просто плачет по таким кадрам. Жутко не хватает ответственных, работоспособных, умных людей. Любой руководитель бизнеса об этом скажет. На здоровье, идите, вступайте в «иерархию». И не нужна никакая протекция – ведь русским, в силу их замечательных качеств, перечисленных выше, не надо опасаться конкуренции.

Лучшая стратегия, как стать причастным власти, деньгам и успеху, начинается с обретения способности воспринимать их одновременно без злобы и зависти и без раболепия и холопства. Это и называется: научиться правому к ним отношению – отношению к власти, исходящему из идеи власти.

Интересно сопоставить heideg и nomina_obscura. Они тандемом демонстрируют крайности – или ту, или другую из названных. heideg проделал некую эволюцию в правом направлении и преисполнился безмерным почтением к Путину. Осталась недодуманной та мысль, что в рамках правой ценностной системы Путин должен быть не сингулярным исключением из правила, он должен быть правилом, первым среди равных, лидером элитарно-властной системы. Ценность Путина означает ценность власти и успеха в многообразии их проявлений. Нельзя остановиться, сказав «А».

Как я уже говорил об этом: «Правый субъект, относящий себя к причиняющей стороне бытия, формирует ценностное поле, в котором наполняются смыслом любые эманации силы. В той мере, в какой сила приобретает ценность, её частные проявления перестают отрицать друг друга. Ценности державной целостности, государства, корпораций, индивидов в правой идеологии взаимообусловлены, а не взаимоисключающи. Личность, априорно возводящая себя к началу силы, видит единство там, где другие усматривают антагонизм».

Или уж совсем скандально здесь: национальная идея сегодня в том, чтобы «научиться не любить власть, а ценить и уважать ее как таковую. А это можно научиться делать только во всех ее проявлениях, в том числе, таких, как бизнес и ненавистная бюрократия».

Комментируя «путинизм» heideg, столь же бессмысленный и беспощадный, как и антипутинизм nomina_obscura</lj>, я написал ему следующее: «субъект, которым мог бы быть Путин, не из одного Путина состоит. Путин никто как физическое лицо. Должна работать система власти, укомплектованная носителями её идеи. Власть, построенная по принципу «один начальник и много безмозглых тварей», неэффективна и неинтересна. Она распадается - и вот уже субъект незаметно перетек в объект. Исторически это очень часто происходит. Первое лицо оказывается объектом манипулирования окружения. Так вот, путинский «субъект» до субъектности так же не дотягивает, как ворующий слой - до состояния правящего слоя. Это именно тот случай, когда субъект не контролирует себя».

Понятно ли, о чем здесь идёт речь? Об отличии власти как исключительного состояния, стянутого в точку и окруженного системным безвластием, и власти, которая развертывается в качестве системы. Об отличии власти как исключения из правил и власти, которая системно утверждает себя как правило и проявляется в утверждении правил. Трансформация из первой во вторую, коррупционного слоя в правящий – это цель. Но достижима она на эволюционном пути. Правящий слой формируется на пути эволюционного культурно-ценностного самоутверждения элиты, а не революционного самоотрицания. Это, метафизически, не путь мятежа, это путь культивирования ценности господства, ценности власти и правого инклюзивного отношения к власти вообще. Русские должны быть правыми, если они стремятся стать системным правящим субъектом, а не провалиться очередной раз в черную дыру его отсутствия.

Быть правым – значит уважать, воспринимать как ценность власть и человеческую силу вообще, включая многообразие её проявлений и возводя это многообразие к культовому праобразцу (исторически чаще всего сакральному). Быть русским правым – значит ценить русскую силу во всех её проявлениях. Не только в главе государства или госведомства, но и в руководителе корпорации. И, почему бы нет, в политике, который первым из носителей национальных взглядов вошел в российское правительство и возглавил ВПК.

Что до сих пор называлось национализмом? Ныть, сидя на обочине, вести мартиролог русских печалей и годы напролет злобно обещать неугодным «завтра мы начнем вас вешать» или «погромы будут». Многих это устраивает. Они хотели бы законсервировать такое положение дел как соответствующее своим глубоким пораженческим личностным наклонностям. Вот почему, оправдывая ожидания, «Рогозину наперерез устремляются «истинные патриоты», по совместительству прирождённые леваки, у которых антагонизм с властью и успехом – определяющая черта психической конституции». Став властью, он предал «настоящих борцов». Настоящие борцы – те, для которых главное не победа, а участие (в перманентном свержении строя, с пивом, небольшой драчкой, движухой за кампанию на свежем воздухе). Они так любят нацию, что готовы вечно биться за её интересы, причем «вечно» -- это самый предпочтительный вариант. Если присмотреться, они именно тем и дороги nomina_obscura, что никогда не добьются значительного результата. Только такие борцы ему по душе. Большая политика – не для него. С его точки зрения добро для нации можно сделать только на улице левой ногой.

Ну, хорошо, давайте даже примем его мечты за чистую монету и представим будущее вместе с ним на случай неожиданной победы. Что мы там видим? Ничего хорошего, потому что у нас нет времени привести наверх радикальных дикарей из «своих» национальных низов, простых, но агрессивных, как германцы V века, а потом 500 лет ждать, пока в этом сброде проснется культура власти. По сути-то подобных дикарей и так слишком много дорвалось до собственности и власти в начале 90-х гг. Не многое изменится, если завтра лозунги будут иными. Создать национальную элиту на чувстве мести и многолетнего злобного бессилия – замысел изначально никуда негодный и провальный. Даже в лучшем для мстителей варианте развития ситуации революционные кадровые прорывы придётся занулять. Чтобы организм мог жить и развиваться дальше, левые меньшинства, дорвавшиеся до власти, как злокачественная опухоль, пойдут под нож. Так случилось с якобинцами во Франции конца XVIII века. Так Сталин в 30-х гг. ликвидировал революционную элиту СССР.

Впрочем, назначение данной операции может быть предписано и не дожидаясь «прорывов». В России уже сейчас опасно наросло и распространилось такое количество левого отребья, даже не столько политического, сколько недочеловеческого, что это составляет национальную проблему. Его неуважительность по отношению ко всем достойным уважения вещам требует кардинальных решений. Если кому-то интересно, о чём речь, прочтите первые реплики, выданные при обсуждении этой коротенькой новости. Да, возможно, современная русская элита совсем «не сахар»: недостаточно сильна, пока не системна и ворует. Но она обязана стать сильнее и изыскать способ заткнуть глотку этой мрази. Путин же должен исходить из того, что не сделает этого в одиночку, и если он не устранит плесень средствами, которые имеются в его распоряжении, он не должен мешать тем, кто возьмётся за решение проблемы, задействуя собственные ресурсы. Это то, что должно быть названо «правый культурный радикализм».

К сожалению, тенденция примитивистской деградации настолько ярко представлена nomina_obscura, что об этом стоит сказать несколько слов дополнительно. Это только кажется, что превозносить физическую брутальность и наглядную свирепость, как поступает данный автор – значит стремиться придать «национально-освободительным борцам» победоносные качества. На самом деле трудно было бы счесть ценной услугой редукцию англосакса, покорившего Америку, до ирокеза, или имперского англичанина XIX века до зулуса. Римляне старого доброго времени (эпохи Цезаря или Друза Старшего) превосходили германцев не показной свирепостью, но духом власти. То есть, если угодно, свирепостью, переходящей свои границы, которая научилась хорошо контролировать себя и надстраиваться над собой, образуя более высокий уровень – духовной – силы.

Наиболее болезненно реагируют на чеченцев в России лица, которые строят идеал русского как образцового чеченца. Забывая, что преимущество и сила белого человека – совсем не в том, чтобы быть лучшим чеченом, чем чечен. Уподобляясь зулусам и ирокезам, англосаксы не достигли бы ничего (ни в Америке и Африке, ни в Европе). nomina_obscura очень хочет переодеть русских в набедренные повязки, натыкать перьев за уши и пожелать им успехов в максимально отчаянной борьбе, с «разрыванием грудной клетки противника и пожиранием евонной печени». А чо? Радикально же выглядит. Вот такой он… постмодернист.